June 11th, 2007

смотреть



"...и Вы будете иметь дело с той Россией, которую поддержит российский народ, а не которую кто-то хочет видеть со стороны. А любая попытка вмешаться и поддержать какие бы то ни было политические силы внутри Российской Федерации накануне крупных политических событий, поддержать силы внутри России, на которые кто-то хотел бы опираться для того, чтобы продвигать в отношении самой России свои собственные интересы, – этого мы не допустим".

про очередного идиота из "Другой России" [Ъ]

"Юноша что-то неразборчиво прокричал по-немецки. Потом разборчиво по-русски:

– Нам нужна другая Россия!

Господин Путин решил, видимо, что имеет дело с немецким подростком, и, привстав, в свою очередь, со своего места, крикнул ему тоже по-немецки:

– Молодой человек! Вы сказали все, что хотели! Это же демократично! Ну ответьте мне! Почему вы со мной не говорите?!

В прошлый раз такая история случилась с Владимиром Путиным больше года назад в Москве, на Всемирном конгрессе прессы. Тогда он предпочел вообще не заметить никаких листовок и выкриков с места. Теперь он решил реагировать иначе и, увидев, что юноша не реагирует на его слова, перешел на доходчивый русский:

– Дай мне-то листовку! Че ты туда-то кидаешь?! (Юноша, стоя лицом к президенту, кидал листовки себе за спину.– А. К.) Ну дай мне, дай! Че ты?!

В глазах его были, по-моему, азарт и холодная издевка. Такой взгляд бывает у человека, напрашивающегося на генеральную драку.

Неожиданно Владимир Путин опять перешел на немецкий и добродушно (специально, наверное, для западных журналистов) сказал:

– Ну если вы все сделали, что хотели, тогда сядьте!

Юноша со странной покорностью сразу сел на место и рассеянно выслушал отчет президента России о его встрече с Никола Саркози.

Когда пресс-секретарь Владимира Путина объявил, что на этом пресс-конференция заканчивается, господин Путин сказал, рассматривая листовку, которую ему передали:

– Поскольку мне тут записка поступила, я хочу ответить. Вот этому молодому человеку по поводу тирании...

Проблемы становления демократии в России, рассказывал Владимир Путин, пристально глядя на юношу, связаны прежде всего с распадом старой советской системы (и, видимо, становлением новой). Господин Путин признал, что его время от времени критикуют правильно, и добавил: "Мы будем иметь эту критику в виду". Обострение критики в последнее время он связывает с неотвратимо надвигающимися думскими и президентскими выборами в России.

– На выборах,– продолжил он,– все будут иметь свое право заявить свое мнение... Если не будут нарушать Конституцию. Я сам ее не нарушаю и никому не позволю это сделать (еще один выразительный взгляд в сторону молодого человека.– А. К.).

Только после этого он встал из-за стола, впрочем, успев, прежде чем выйти из помещения, ответить еще на один вопрос из толпы журналистов: будет ли он баллотироваться на пост президента России в 2012 году?

– Еще много времени,– сказал он.– Теоретически это возможно, Конституция этого не запрещает. Но это очень большой срок, я даже не думал об этом.

Впервые Владимир Путин публично допустил вероятность такого развития событий в России.

Юношу звали Константин Шукман. Я спросил его, почему он не стал разговаривать с Владимиром Путиным.

– Я его, видимо, не понял,– пожал он плечами.– Он говорит на немецком с большими ошибками...

Немецкие журналисты спросили, зачем он вообще все это сделал.

– Сотни молодых людей, таких как я, проходят через лагеря при режиме Путина,– произнес он.

– И вы прошли? – сочувственно спросила его пожилая немка.

– Я – нет,– покачал он головой.

– Вы живете в России или в Германии?

– У меня двойное гражданство, я живу в Москве.

– Поедете в Москву или попросите политическое убежище в Германии?

– Поеду в Москву,– сказал он.

– Не боитесь, что попадете в тюрьму?

– Да нет,– сказал он.– Слишком уж это...

– Слишком? – переспросила его та же пожилая немка.– Вы же говорите, что там тирания.

– Слишком уж открыто это было мною сделано,– закончил он свою мысль. "

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ